Самая безупречная акция по вирусному маркетингу в моей жизни.

В 10-классе моя подружка-одноклассница страшно фанатела от фильмов-ужасов. Я их терпеть не могла. Так же как и видеосалоны, где эту муть крутили. Но поскольку в том возрасте я искренне считала, что дружить – значит отбывать наказание совместного времяпрепровождения, я ходила вместе с ней. Подружка моя смотрела эти фильмы с энтузиазмом и эмпатией обнажённого нерва. Сердце у неё билось где-то в горле, из ушей плескал адреналин, а в телевизор она смотрела так, как будто её прибили к нему гвоздями. Когда мне становилось невмоготу, я начинала громким шёпотом комментировать происходящее на экране, вызывая ярость окружающих. Не помогало. Она продолжала тащить меня на очередную «Пятницу-13» или «Фредди Крюгера». Вот вплоть до того прекрасного дня, когда я в последний раз посетила видеосалон.

К слову, в выпускном классе у меня было то, что в то время принято было считать «шикарным маникюром» среди десятиклассниц провинциальной школы. На самом деле, это были длиннющие когти, которыми я непринуждённо подкручивала болты в печатной машинке дореволюционного образца, на которой нас учили в учебно-производственном комбинате. (Да, я помню стационарные телефоны с диском, черно-белый ламповый телевизор, я была октябрёнком, пионеркой, комсомолкой и санитаркой в дружине Дмитрия Донского). В конце 10 класса когти пали жертвой экзамена по машинописи, но это было много позже.

Фильм шёл своим чередом, Фредди оттачивал на подростках своё кулинарное искусство, дело шло к кульминации. Я корчилась на неудобном сидении и тут меня посетила идея. Ну, не то чтоб идея… Скорее тишина. Знаете, такая гнетущая, под «прединфарктную» тихую мелодию. Вот сейчас упадёт у кого-то фантик и у половины зрителей или реактивный понос или сердечный приступ. Ряды остекленелых глаз, в предвкушении ужаса… И я не удержалась. Провела когтями по ноге подружки под скрежет лезвий Фредди по стене.  

Этим воплем вполне можно было вызвать Ктулху. Или дождь в пустыне Атакама. Но вместо этого прозвучал ответный вопль остальных посетителей видеосалона. Столь искренний и неистовый, что поседел охранник в другом крыле ДК и протрезвели пятничные посетители кафешки этажом выше.

В видеосалоне я больше не была ни разу в жизни. В тот же вечер новость о том, что я циничная садистка и бессердечная сволочь распространилась как пожар. Мою репутацию видеомана подруга испортила столь безнадёжно, что никому в голову не приходила мысль уговаривать меня посетить этот гадюшник.

С тех пор я уверена в том, что репутацию нужно творить в момент гнетущей тишины. Эффект максимальный.

 «Раз, два, Фредди идёт за тобой…» ©

Поделитесь в своих сетях: